Poa Protensis
Я - человек с заглавной буквы Ы!
Вечером начала писать в дневник - спать хочется неимоверно, с телефона печатать неудобно, и тут телефон говорит "До свидания!" и отключается. Однажды, мне кажется я заменю эту надпись на "Давай до свидания", как когда-то заменила на старом телефоне "Здравствуйте" на "Оставь надежду, всяк сюда входящий".
Поэтому про вчера я пишу сегодня.
Плюсы дня:
+Мне всегда тяжело писать в дневнике про мои православные дерганья - очень уж это деликатная лично для меня сфера. Но, в конце концов, это мой дневник, пишу, что хочу!
Итак. Причастились! Погода чудесная, в шесть утра на первомайской в вагоне метро - два человека. Елоховская церковь прекрасна и величественна внутри - огромная, вся в тусклом золоте, иконостас тянется вверх и нависает над тобой, а какие фрески! Это бывший патриарший собор, ныне кафедральная церковь московской епархии. Храм, который никогда не закрывался, храм, в котором крестили Пушкина и в котором лежат мощи святого Алексия, митрополита Московского, которого я люблю. Я молюсь очень немногим святым. Говорят, он был необычайно красив и его молитвами прозревали слепые...
Исповедовал старый батюшка, который показался мне, с его лохматыми бровями, строгим. И все же - собралась с духом и сказала о том своем грехе, о котором молчала, кажется, лет семь. Вытащил первым его из меня молодой священник - наверное, стажировался так у нас в Пещанской - буквально в этом году, но все же оставалось недосказанное: и, несмотря ни на что, мне нужно было сказать то, что я все-таки сказала на этой исповеди - нужно лично мне. Когда говорила, сжимало горло.
И батюшка неожиданно оказался совсем нестрогим, добрым... И - в том числе - "Не надо говорить на исповеди тот грех, о котором уже говорила. Все, он прощён" (или как-то так). Но он же не знал, говорила я о нем или нет...
На причастии сказали открывать шире рот. "Надо причащаться каждый месяц, тогда привыкнешь и научишься". "Я и так причащаюсь каждый месяц!" - буркнула я себе под нос, отойдя. Ну правда же!
И была неимоверно длинная проповедь. Священник с горечью говорил о развращенных властью и о развращенной же церкви прошлого столетия, об опасности власти (привел в пример убитого Александра второго, умершего в 50 с небольшим Александра третьего), об опасностях "тучных лет" (почему ты плачешь, женщина? - да вот, куры не мрут, все идет хорошо, никаких бед: неужели Господь оставил?); вспоминал Петра, который сначала пошел по воде, как Христос, а потом испугался и провалился в воду - говорил о колебаниях в вере. Но, конечно, мне больше запомнился рассказ-воспоминания Николаши: Он был в церкви с молящимся дедом - Александром вторым - во время грозы: раздался страшный гром, погасли свечи и влетела шаровая молния. Как испугался Николай! А Александр продолжал молиться, как ни в чем не бывало: молния ушла сама - а Николай с тех пор не боялся грозы.
Наверное, было бы тяжело минут 15 слушать проповедь, но очень хороший литературный язык был у священника. вот где надо материал для моих "Снов" с Андерсоном набирать :D
После причастия мелкие бытовые дела больше не требуют стольких усилий и мук и такой длительной раскачки, как обычно - совершенно без проблем иду в ванную, от которой тянет холодом (отключили же горячую) и воюю там с тазиком и ковшиком; быстро бегу накачать ведро, когда нужно, и не ленюсь идти в ночную тьму (на небе видны звезды!) наперевес с зубной щеткой. И все это - несмотря на периодически напоминающие о себе пять часов сна.

+ я приготовила чернично-лавандовые кексы! (посмотреть можно тут: m.vk.com/photo59156810_456240527?rev=1&post=591...) Пока готовила, написала сестре: "Крис! Крис! У меня черное тесто! Из этого! *картинка ярко-сиреневого нечто в кастрюльке* У меня тлен-кексы!" Успокоил брат - "Выглядят они отлично. Посылка от Тёмного Властелина или как его там."
На самом деле, лаванды в кексах нет (а должна была быть!) - в аптеке пока не встретила сушёную лаванду, а резать саше из шкафа не комильфо. Нет и крема - мама очень возмутилась тем, что мне нужен творожный сыр и сливки: дорого, и химия сплошная. Поэтому вместо крема, как и было предложено в конце рецепта, я полила их лавандовым сиропом.
Я обычно к своей готовке, даже удачной, равнодушна: желе особо не люблю, печенье мое мне не нравится (хотя все знакомые его приняли на ура) - а вот кексы мне понравились. У них как раз нужная консистенция, мягонькая; они очень классного траурного цвета; и их что 20 минут держать в духовке, что 30 - тесто остается таким же.
Обожаю силиконовые формочки! К ним ничего не пригорает! а вынимать кексы очень легко.
+ рванули с мамой на дачу вечером. Садилось солнце - такой красивый вид! (m.vk.com/photo59156810_456240527?list=album5915...). Над нашим поездом постоянно детали самолеты - довольно близко к земле. А ночью, уже говорила, звезды (хочу в планетарий!), и если направить фонарик вверх (он такой сильный, что освещает верхушки ёлок) и подышать - в его луче поднимутся мощные клубы пара.
Посмотрели новости с бабушкой - под конец вестей я была уже никакая, все же встала в пять утра, да и спала, похоже, даже меньше пяти часов... И все равно - это ощущение - все хорошо, и слава Богу.
+ переписка с Крис:
" - Слушай, я залила чернику молоком, и оно свернулось. Такое молоко можно есть? (молоко было нормальным, естессна).
- можно. молоко сворачивается потому, что в нем денатурирует белок. Белок может денатурировать из-за кислой среды, из-за нагревания, из-за механического воздействия (если взбить молоко в пену, появятся хлопья). прокисшее молоко сворачивается потому, что в нем завелись бактерии, которые сожрали молочный сахар и нагадили в молоко молочной кислотой. если налить в молоко лимонного сока или уксуса и размешать, оно тоже свернется. сок черники кислый. какой отсюда следует вывод?
- Дык я поняла, что оно от кислой среды так (но за подробности спасибо). И понос радостно происходит не из-за факта свернутости, а из-за бактерий? Или из-за молочной кислоты? *тупые вопросы* действительно тупые вопросы
- Из-за бактерий, причём не всех, а особо гнусных.В кефире и простокваше тоже бактерии есть, но они полезные. А если молоко скисло в холодильнике, хрен его знает что там завелось. Может кроме полезного лактобациллуса из йогурта в молоке живёт и злая клостридия, от которой понос.
- Клостридия... Звучит, как имя коварной женщины."

Минусы дня:
- папа кашляет и раздражён. Вылез на кухню, когда я домывала формочки, и стал гнать прочь.
- разбила блюдце, служащее сахарнице крышкой. Что ж, будем считать, что к счастью!
- из-за причин выше не сделала крем для кексов (впрочем, и без него они прекрасны).
- сироп, если сверху наливать, не впитывается в тесто, стекает. Треть банки сиропа исчезла, а лавандовый сироп у меня от Кристины, из "Обители", сама не куплю... Лучше всего вышло с половинками кексов - там все прекрасно впитывалось. Решается это шприцом, но я лучше куплю катетер.
- Кексы передать Крис смогу только в среду( надеюсь, долежат! А вдруг ей не понравится? *с ужасом: 4 кекса пропадут!*
- Поздняя литургия - для слабаков! Поэтому мы приехали к 6:30. А легла я в 12, потому что перечитывала фанфик Rendomski "Здравствуй, оружие" (вроде такое название). Изумительная вещь, от которой светлеет на душе.
А минус - потому что я могла бы проспать на час больше, бебебе.
- в 3:15 проснулась. Внизу ходила бабушка (а она-то чего?), за мной проснулась мама... Шел дождь. Что меня разбудило - неясно, но заснуть не смогла: какая-то бяка укусила за ногу, очень яркое красное пятно чесалось и не проходило. Протерла спиртом, вроде легче стало. Потом еще просыпалась несколько раз.